И.Найденков

 

Краткая история французской научной фантастики

 

 

 

Часть II. Французская научная фантастика прошлых столетий

VII - первая половина ХХ вв.)

 

Предтечи. Несмотря на относительно недавнее появление во Франции термина 'научная фантастика', в стране существуют давние традиции фантастической литературы. Одним из первых в когорте великих предшественников корифеев фантастики ХХ века стоит знаменитый в свое время гуляка и дуэлянт Сирано де Бержерак (1619-1655). Его произведения прекрасно вписываются в столь характерные для французской литературы традиции мифов, народных легенд, волшебных сказок и невероятных путешествий. Многие критики видят в Сирано де Бержераке - и не без оснований - подлинного предтечу научной фантастики не только во Франции, но и во всей мировой литературе. Его роман 'Путешествия в государства и империи Луны и Солнца', опубликованный в 1643 году, представляет собой поразительное по широте охвата собрание фантастических идей и научных гипотез, хотя и довольно схематично оформленное в виде литературного произведения. Надо сказать, что если гипотезы Сирано иногда выглядят достаточно экстравагантно даже с точки зрения наших современников, то некоторые идеи, вызывавшие в свое время насмешки или возмущение и казавшиеся сумасбродными, нередко сегодня оказываются удивительно пророческими. Так, у Сирано де Бержерака можно найти подробное описание говорящих машин, парашюта, летательного аппарата, использующего подъемную силу горячего воздуха. Одним из первых, если не самым первым, Сирано описал космическое путешествие с помощью многоступенчатого ракетного аппарата (!).К оригинальным его идеям относится и допущение существования иных обитаемых миров, похожих на  наш. Особенно примечательна для Сирано способность не только придумывать удивительные технические новинки, но и весьма реалистично описывать свои фантастические выдумки, что характерно и для лучших произведений современной фантастики. Разумеется, несмотря на все эти моменты, мы не можем говорить о принадлежности его произведений к научной фантастике в полном смысле этого слова - этого жанра в ХУП веке просто не существовало, хотя принципиальная разница между творчеством Сирано де Бержерака и современной научно-фантастической литературой заключается, пожалуй, лишь в степени использования научных данных и гипотез.

Несомненно, Сирано, писавший за добрых две с половиной сотни лет до Герберта Уэллса и Жюля Верна, является гениальным провидцем; к сожалению, такие примеры, как его произведения, в значительной степени основанные на научном предвидении, крайне редки в истории жанра. В большинстве случаев научные аспекты темы являются для авторов фантастических произведений прошлого второстепенными; даже у Сирано очень много места в его произведениях занимают рассуждения на философские, религиозные, социальные или поэтические темы.

Среди более близких к нашим дням писателей, которым принадлежат, как правило, отдельные фантастические произведения, можно назвать немало имен, в том числе таких, как Жан-Луи Кастильон (1720-1793), Ретиф де ля Бретонн (1734-1806), Луи Себастьен Мерсье (1740-1814), Этьен Кабе (1788-1856), Шарлемань Дефонтене (1819-1855), Жан-Мари Вилье де Лиль-Адан (1838-1889), Франсуа-Генри Педефер де Парвиль, Эмиль Сувестр, Эмиль-Огюст Дриан, более известный под псевдонимом Капитан Данрит (1855-1916) и др. Все они, относящиеся к предшественникам не только французской, но и мировой научной фантастики, заложили прочную основу для реализации в художественной литературе научных и технических идей ХХ века. Надо сказать, что даже с вершины конца ХХ столетия идеи этих авторов отнюдь не кажутся слишком уж наивными или примитивными, хотя литературные достоинства их произведений вызывают обычно лишь снисходительную улыбку. Нередко их вымыслы можно отнести к гениальным озарениям, считать провидческими. Что вы скажете, к примеру, о детальном описании планеты далекой от Солнца звездной системы? Оказывается, впервые в истории научной фантастики оно было приведено в романе Шарлеманя Дефонтене 'Стар, или Пси Кассиопеи' (1854). А как вы оцените описание одного из первых в фантастической литературе андроидов (т.е. человекоподобных роботов) которое появилось задолго до Айзека Азимова в романе Вилье де Лиль-Адана 'Ева будущего', опубликованном в 1886 году?

О близости биологических условий на Марсе и Земле говорит в романе 'Житель планеты Марс', появившемся в 1865 году,  Франсуа-Генри Педефер де Парвиль. Рассказ начинается с обнаружения анонимных писем, в которых описывается находка мумифицированного марсианина, оказавшегося внутри упавшего на Землю метеорита. На почти неповрежденной голове не было волос, кожа лица когда-то гладкая, сморщилась и стала похожа на дубленую; череп треугольной формы, узкое лицо, напоминающее лезвие ножа, нос в виде короткого хобота, начинающегося в нижней части лба и опускающегося вниз : Кстати, вам не напоминает это описание портрет инопланетянина из повести И.Ефремова 'Звездные корабли?

Любопытно, что среди трудов первопроходцев в области фантастики можно найти не только примеры технических новинок иописания необыкновенных космических путешествий, но и образцы фантастики, которую мы сейчас назвали бы социальной или даже отнесли бы к разделу антиутопий. Характерным примером подобных произведений является опубликованный в 1845 году роман Эмиля Сувестра 'Мир, каков он есть'. В нем удивленный читатель конца ХХ века найдет весьма реалистически описанный кошмар, изображение уродливого, униформи-зиро-ван-ного мира, в котором безжалостно уничтожаются традиционные человеческие ценности. Этот роман относится к наиболее ранним попыткам предугадать отрицательные стороны научно-технического прогресса, осудить 'дьяволизацию' политического будущего человеческого общества.

Малоизвестен даже во Франции еще один автор, работавший в несколько нетрадиционном направлении фантастики. Это Эмиль-Огюст Дриан (1855-1916), профессиональный военный и писатель-фантаст, опубликовавший под псевдонимом Капитан Данрит ряд романов, посвященных войнам будущего. Один из его романов, вышедший в четырех частях в период с 1889 по 1896 год, так и назывался - 'Война будущего'. С 1895 по 1912 год Капитан Данрит опубликовал еще 16 романов, в том числе  'Черное вторжение', 'Робинзоны воздуха', 'Тревога', 'Желтое вторжение', 'Война под землей' и др. общим объемом более 7000 страниц, на которых автор описал всевозможные варианты будущих гекатомб, предсказав, не подозревая этого, и свою собственную судьбу (в 1916 году он сложил голову вместе со своим подразделением под Верденом).

 

*    *    *

 

Здесь мы должны сделать примечание. По логике вещей, дальше полагалось бы рассмотреть творчество других французских фантастов второй половины века ХIХ и начала века ХХ и, прежде всего, такого корифея мировой фантастики, как Жюль Верн (1828-1905) с его 63 научно-фантастическими и приключенческими романами. Но мы воспользуемся тем, что для читателя не составит труда найти достаточно подробные сведения о биографии и творчестве этого широко известного писателя, которое само по себе составляет целую эпоху, и сразу перейдем к характеристике более позднего периода. Заметим только, что в конце жизни Жюль Верн  заметно отошел от  оптимизма, радостных надежд на светлое будущее, непоколебимой веры в силу человеческого духа и в безграничные возможности техники, которыми были буквально 'пропитаны' почти все его романы. Через пять лет после его смерти, в 1910 году, появился сборник, озаглавленный 'Вчера и завтра'. В нем была опубликована повесть Жюля Верна 'Вечный Адам'. Это весьма пессимистический рассказ о конце света. Вероятно, таким образом писатель, предвидевший грядущие в ближайшем будущем политические и экономические потрясения (назревали события мировой войны),  пытался предупредить человечество о возможности гораздо более мрачных перспектив. Как мы можем признать сегодня, во многом он оказался прав...

 

После Жюля Верна (период до 1914 г.). В конце ХIХ - начале ХХ в. фантастическая литература  становится гораздо более популярной во Франции. К ней иногда обращаются даже отдельные писатели-реалисты, среди которых можно назвать Анатоля Франса, Клода Фаррера и Ги де Мопассана, а также некоторые ученые, как, например, известный астроном и популяризатор науки Камилл Фламмарион (1843-1925), но для них фантастика чаще всего является  лишь удобным средством для выражения или их социальной позиции, или научных концепций. Появляются в этот период и писатели, для которых фантастика составляет основную (или весьма существенную) часть сферы творческой деятельности. Их так много, что в кратком очерке невозможно упомянуть даже все самые значительные фамилии. Из десятков имен стоит привести таких малоизвестных в России авторов, как Макс Бегуэн с весьма популярным в те годы романом 'Когда вернулись мамонты' (1928), Гюстав ле Руж ('Принцесса воздушного пространства'; 'Пленник планеты Марс'), Гастон Леру ('Двойная жизнь Теофраста Лонге' 'Машина-убийца'),  Жан де ла Ир ('Огненное колесо', 'Подводный корсар'),  Морис Леблан ('Невероятное происшествие'), Жозе Мозелли ('Конец Иллы', 'Покорители бездны'), а также Альфред Жарри, Андре Лори,  Гастон Леру и многие другие, произведения которых публиковались как до первой мировой войны, так и после нее.

Несколько подробнее остановимся на плохо известном русскоязычному читателю писателе-фантасте, роль которого в истории  французской фантастики  известный ее знаток Жан-Пьер Фонтана считает почти столь  же значительной, как и Жюля Верна.  Это  Альбер Робида (1848-1926). В своей первой книге, опубликованной в 1879 году (стилизованный под средневековые названия титульный лист книги гласит: 'Самые необыкновенные путешествия жителя Сатурна Фарандуля, посетившего 5 или 6 частей света и прочие страны, известные и даже неизвестные господину Жюлю Верну'), Робида не ограничивается пародией на продукцию издательства Этцеля. Он весьма резко критикует такие пороки современного  общества, как эгоизм, расизм и милитаризм. Затем последовали 'Двадцатый век' (1882), 'Электрическая жизнь' (1891), 'Война в двадцатом веке' (1883), 'Часы веков' (1902), 'Инженер Фон Сатана' (1919) и другие. Таким образом, творчество Робида (кстати, великолепного художника, обильно иллюстрировавшего свои книги) можно считать весьма характерным для этого периода.

Напомним, что термин 'научная фантастика' начал использоваться для характеристики самостоятельного литературного направления несколько позже, в 20-х годах нашего столетия. Многие полагают, что его изобретением мы обязаны американцу Хьюго Гернсбеку, основателю и главному редактору одного из первых журналов, печатавших фантастику, а именно журнала 'Amazing Stories', первый номер которого вышел в свет в апреле 1926 года (определение 'научная фантастика было впервые применено Герсбеком несколько позже, в 1929 году, в журнале 'Science Wonder Stories').

Несмотря на то, что во Франции до второй мировой войны никто даже не слышал термина 'научная фантастика', к этому направлению с полным основанием могут быть отнесены многие произведения упоминавшихся выше авторов.  Заметим, кстати, что недавно бельгийское издательство 'Грамма' начало переиздание многих произведений фантастов начала века в пользующейся большим успехом серии, получившей недвусмысленное название 'Прошлое будущего'.

 

Временное затишье между двух войн. 20-30 годы кажутся парадоксальными - если в США мы наблюдаем настоящий взрыв НФ, в чем основную роль сыграли так называемые 'пальп-журналы', то во Франции царит тишина. Немногочисленные попытки публиковать НФ наталкиваются на резкое неприятие и даже строгую цензуру, и только отдельным авторам удается заявить о себе во всеуслышание - например, бельгийцу Жану Рэю с сотнями его 'черных' рассказов, среди которых встречается классическая научная фантастика, французам Жаку Шпицу ('Война мух', 'Око чистилища'), Тео Варле ('Прекрасная Валенсия', 'Титаны неба', 'Агония Земли'), Режи Мессаку ('Квинцинцилли'); последнему из перечисленных авторов принадлежит также приоритет в создании первой французской специализированной серии научной фантастики 'Гипермиры', начавшей выходить в 1935 году. Нельзя не отметить, что и в эти годы некоторые известные писатели, представлявшие так называемую 'общую' литературу, продолжали пробовать свои силы в НФ - среди них можно упомянуть, к примеру, Андре Моруа.

К этому периоду отноится и появление первой женщины-фантаста. Это была Ноэль Роже (псевдоним Элен Питтар-Дюфур), опубликовавшей в 20-30 годах несколько романов, в том числе 'Новый потоп' (1922), 'Новый Адам' (1924), 'Затерянная долина' (1939).

Трудно удержаться, чтобы не привести в числе упомянутых выше имен и такое, как Жорж Сим - конечно, это завоевавший позднее мировую известность Жорж Сименон, который в молодости испробовал себя на поприще научной фантастики, опубликовав в 1928 году книги 'Король льдов' и 'Карлики водопада'.

К числу наиболее примечательных писателей-фантастов этого периода, довольно плохо известных не только у нас, но и во Франции, можно отнести таких авторов, заслуженно считающихся основоположниками французской научной фантастики, как Морис Ренар, Жозеф Рони-старший и Жан Рэй, на анализе произведений которых можно наглядно представить основные особенности развития жанра в течение нескольких десятилетий, приходящихся на период с конца первого и до начала четвертого десятилетия ХХ века. Для них, как и для лучших произведений предыдущего этапа, характерны элементы гениального предвидения и использование удивительно современных по своей сути научных идей; примечателен и достаточно высокий уровень литературного мастерства. Познакомившись с их творчеством, нельзя не согласиться с достаточно нетрадиционным взглядом на этот период, согласно которому нет большей банальности в истории французской научной фантастики, чем мнение о почти полном исчезновении жанра в период между двумя войнами. Можно надеяться, что непредубежденный и достаточно информированный читатель согласится с точкой зрения об отсутствии периода застоя в развитии французской фантастики между двумя войнами.

Наконец, весьма существенно, что в эти годы начали возникать объединения читателей, интересующихся фантастикой. Любители фантастики встречались, чтобы обмениваться мнениями и информацией, спорить, обсуждать НФ-произведения: Группы энтузиастов, до фанатизма увлекавшихся фантастикой (то есть 'фэнов'), образовали весьма специфическую среду, получившую название 'фэндом'. Вскоре фэны начали издавать так называемые 'фэнзины' (от 'fan' - см. выше - и  'magazine', т.е. журнал). то есть любительские журналы, посвященные фантастике, выходившие тиражами в десятки,  реже в сотни экземпляров. Существование фэнзина могло продолжаться самое разное время - от выхода первого и единственного номера до нескольких лет. Известен случай, когда жалкий, в несколько страничек, американский фэнзин 'Локус' превратился в профессиональное издание мирового значения.

 

Золотой век (середина 40-х - середина 60-х гг.). Начало роста читательского интереса к фантастической литературе во Франции приходится на вторую половину 40-х годов, то есть на первые послевоенные годы. Это явление может быть объяснено, с одной стороны, успехом первых крупных произведений отечественных фантастов (среди которых явно выделялся со своими  'необыкновенными' романами Рене Баржавель), с другой - внедрением в Европу после окончания войны элементов американской массовой культуры, в том числе так называемой 'сайенс фикшн'. Иногда даже предполагалось, что фантастика может вытеснить некоторые другие виды литературы. К примеру, эта проблема поднималась в опубликованной в 1950 году в газете 'Фигаро' статье 'Заменит ли научная фантастика детектив?'. В 1952 году в газете 'Франс-Диманш' появились первые доступные для широкой публики переводы новелл Рэя Брэдбери и А. Ван Вогта. В первых рядах немногочисленных сторонников нового вида литературы оказался известный писатель Борис Виан, опубликовавший несколько статей о фантастике и ряд переводов англоязычных авторов.

Что касается упомянутого выше Рене Баржавеля, то считается общепринятым, что именно он сыграл весьма заметную роль в продвижении  фантастики к французскому читателю. Свой первый научно-фантастический роман ('Опустошение') он опубликовал в 1943 г. Неожиданный успех побудил его продолжить карьеру писателя-фантаста, и он написал еще десяток романов, в том числе 'Неосторожный путешественник (1944), 'Победивший дьявол' (1948), 'Лун-ный Колумб' (1962), 'Ночь времен' (1968) и другие, пробудив у французов устойчивый интерес к фантастике.

В 50-е годы берет начало продолжающийся до сих пор процесс возникновения (и частого отмирания) многочисленных серий научной фантастики, вскоре приобретший столь широкие масштабы, что произведения данного жанра, выходившие вне серий, постепенно становились довольно редкими событиями. Эта же эпидемия сериалов, публиковавших почти исключительно романы, обусловила (наряду с гибелью ряда публиковавших фантастику журналов, о чем речь пойдет ниже) относительное вымирание жанра научно-фантастической новеллы.

В 1951 году Жорж Галле и Мишель Пилотэн начинают издавать серию 'Rayon fantastique' ('Фантастический луч'), вскоре ставшую знаменитой. Благодаря книгам этой серии Франция познакомилась со многими талантливыми американскими и английскими фантастами: А.Э.Ван Вогтом, Т.Старджоном, А.Ази-мовым, А.Кларком, Р. Хайнлайном и другими. К сожалению, создатели серии не смогли сплотить вокруг себя достойных французских авторов и почти не печатали национальную фантастику. Первое произведение французского писателя появилось в этой серии только в 1954 году - это был хорошо известный русскоязычному читателю роман Франсиса Карсака 'Пришельцы ниоткуда'. После этого наступил продолжительный перерыв, и следующий французский роман был опубликован в серии через 4 года, в 1958 году. Это был роман 'Засады в пространстве' молодого писателя Франсуа Пажери (позднее завоевавшего широкую известность, в том числе и в СССР, под своим настоящим именем Жерар Клейн) . В том же 1951 году издательство 'Fleuve Noir' ('Черная река') начало выпускать серию фантастики 'Anticipation' ('Предвидение'), сделав ставку на противоположную крайность - в этой серии публиковались почти исключительно французские авторы - Ришар-Бессьер, Джимми Гье, Жан-Гастон Вандель, Варго Статтен и другие, среди длинного списка которых лишь изредка мелькают имена таких мэтров мировой фантастики, как Артур Кларк, Пол Андерсон и некоторые другие. Нельзя не отметить, что ежемесячная публикация двух-трех романов молодых писателей, в большинстве слепо подражавших далеко не лучшим заокеанским эталонам, отнюдь не способствовала появлению образцов высокой литературы и надолго создала у французского читателя вполне понятное предубеждение против фантастических романов. Тем не менее, эта серия, выходившая в последние годы в четырех подсериях, выпускала и добротную приключенческую фантастику, нашедшую свой круг читателей, и успешно просуществовала до начала 1997г., когда оборвалась на 2001 выпуске, окончательно распавшись на шесть самостоятельных серий. Пожалуй, только серия 'Présense du Futur' ('Присутствие будущего') издательства 'Деноэль', начавшая выходить несколько позднее (в 1954 году), в значительной мере была лишена отмеченных выше недостатков, поскольку ее издателям удалось найти золотую середину, издавая в разумной пропорции произведения как англоязычных авторов (Брэдбери, Брауна, Лавкрафта, Бестера, Оливера, Ван Вогта, Уиндема и др.), так и французов (Стернберга, Кюртиса, Баржавеля, Клейна, Рони старшего и др.). В рамках серии было издано несколько книг итальянских (Лино Альдани) и восточноевропейских авторов, в том числе Станислава Лема ("Солярис", "Кибериада", "Глас господень", "Возвращение со звезд" и др.) и даже отдельные (к, сожалению, не всегда лучшие) произведения русских писателей - Казанцева  ("Лунная дорога") и Полещука ("Ошибка инженера Алексеева"). Правда, в серию было включено и несколько произведений братьев Стругацких ("Трудно быть богом", "Парень из преисподней", "Пикник на обочине", "Волны гасят ветер", "Хищные вещи века"). К сожалению, последняя повесть была переведена с американского издания, и двойной перевод привел к утрате большинства реалий и понятных только русскому читателю нюансов, что отнюдь не улучшило текст).

Для объективности добавим, что издавалась и серия, почти целиком составленная из произведений французских авторов - имеется в виду серия 'Anticipation' ('Предвидение') издательства 'Fleuve noir' ('Черная река'), но она относилась к так называемой 'массовой' литературе, и в ней публиковались преимущественно весьма посредственные произведения. Выпуски серии даже не попадали на полки книжных магазинов, а продавались исключительно в табачных киосках.

В 1953 г. Морис Рено начинает выпускать журнал 'Fiction' ('Фантастика'). Первоначально это было французское издание американского журнала 'The Magazine of Fantasy and Science Fiction', в котором публиковались произведения как англоязычных, так и французских авторов. Наряду с рассказами и повестями, в журнале можно было встретить романы с продолжением, рецензии на вышедшие книги и кинофильмы, статьи, посвященные различным аспектам фантастической литературы, очерки о наиболее крупных мастерах французской и мировой фантастики, а также письма читателей и читательские рейтинги публиковавшихся в журнале произведений. Несомненно, этот журнал сыграл важную роль в становлении французской фантастической литературы; особенно ценными в этом аспекте оказались несколько десятков специальных выпусков журнала, многие из которых фактически явились первыми антологиями французской научной фантастики.

В этом же 1953 году начинается выпуск журнала 'Galaxie' ('Галактика'), печатавшего исключительно переводную фантастику, причем нередко в сильно сокращенном виде, и полностью пренебрегавшего литературоведческими и критическими публикациями. Несколько позже,  в 1958 году, начинает выходить журнал 'Satellite' ('Спутник'), посвященный преимущественно французской фантастике. Таким образом, благодаря сериалам и журналам фантастическая литература обеспечивает себе во Франции достойную среду обитания, способствующую быстрому расцвету. Появляется ряд талантливых авторов, среди которых выделяются такие серьезные фантасты как Жерар Клейн, опубликовавший несколько романов под псевдонимом Жиль Д'Аржи (романы "Долгое путешествие", "Солнечные парусники", "Закон Талиона", сборник "Жемчужины времени"), Филипп Кюрваль (романы "Цветы Венеры", "Крупинка пустоты", "Вспоминая будущее"), Мишель Демют (сборники новелл "Галаксиалии" и "Металлические годы", роман "Ключ к звездам") и отец французской космической оперы Стефан Вюль (романы "Возвращение к нулю", "Ниурк", "Одиссея под контролем", "Ловушка на Заркассе").

 

Неустойчивое равновесие (середина 60-х - начало 90-х годов). С середины 60-х годов ажиотаж в мире фантастики заметно утихает и наступает затишье. Как это ни печально, но, похоже, что с этого периода и до настоящего времени французская НФ никогда не становилась столь процветающей, оптимистически устремленной в будущее, как в золотые 50-е годы. Застой продолжается до начала 70-х годов, когда вновь намечается некоторое оживление, связанное с появлением двух новых серьезных серий НФ. Во-первых, серии фантастики издательства 'J'ai lu' ('Я прочел'), руководимой известным литературоведом, критиком и издателем фантастики Жаком Садулем; во-вторых, серии 'Ailleurs et demain' ('В иных мирах и завтра') издательства 'Robert Laffont' ('Робер Лаффон'), созданной одним из столпов французской фантастики Жераром Клейном.

В это время заслуженная известность находит, наконец, некоторых авторов, публиковавшихся с конца 50-х годов. Среди них следует отметить Мишеля Жёри, который первым был отмечен созданной в начале 70-х годов премией 'Большой приз научной фантастики' за свой шедевр 'Неопре-деленное время' (1973). Одновременно на сцену выходит, настоятельно требуя слова, когорта молодых авторов нового поколения. Их трибуной становится журнал 'Univers' ('Вселенная'), выходящий в рамках издательства 'Я прочел' под руководством Ива Фрамиона. К этой когорте относятся такие талантливые и динамичные писатели, как Жоэль Уссэн и Жан-Марк Линьи, наиболее примечательные новеллы которых были объединены под одной обложкой в капитальной антологии, выпущенной Филиппом Кюрвалем.  

В 80-х годах французская фантастика испытывает новый, к счастью, сравнительно кратковременный период застоя. Тем не менее, одной из наиболее печальных примет этого времени является прекращение издания ведущего франкоязычного журнала научной фантастики 'Fiction', последний (412) номер которого вышел в свет в феврале 1990 г. После него самым старым журналом франкоязычной фантастики стал (и остается до наших дней) канадский журнал 'Solaris'. Некоторые авторы практически перестают  писать и занимаются переводами американской фантастики. Весьма характерна в этом отношении судьба быстро завоевавшего широкую известность в 70-х годах Мишеля Демюта, так и не закончившего свои знаменитые 'Галаксиалии', но зато переведшего на французский язык знаменитую эпопею Герберта о планете Дюна.

Тем не менее, именно в этот период издательство 'Fleuve noir' ('Черная река') выпускает в серии 'Anticipation' ('Предвидение') ряд произведений таких начинающих писателей, как Серж Брюссоло ('Сеятели бездны', 'Неподвижные борцы', 'Вид больного города в разрезе'), Даниэль Вальтер ('Книга Сва', 'Тигр', 'Земля без страданий'), Жоэль Уссэн ('Лилит', 'Город', 'Стервятники', 'Аргентина'), Жан-Пьер Андревон ('Реперы в бесконечности', 'Сюкран', 'День большого прыжка', 'Ковчег'). Продолжают работать авторы, заслужившие известность в предыдущие годы; новые романы публикуют Рене Баржавель ('Буря', 'Чародей'), Мишель Жёри ('К звездам судьбы', 'Мрачный отблеск', 'Симулянт! Симулянт!'), Элиан Гриметр, писавшая под псевдонимами Жиль Томас и Жюли Верланж ('Врата без возврата', 'Флейта из холодного стекла', 'Каменные джунгли', 'Легенда закрытых уровней') и многие другие.